Симеиз в годы Советской власти

Фото: Д.Смирнов, 1966 г. (Государственный Музей истории Санкт-Петербурга).Фото: Д.Смирнов, 1966 г. (Государственный Музей истории Санкт-Петербурга).

История Симеиза в годы Советской власти оказалась такой же противоречивой, полной головокружительными виражами судьбы, взлетами и падениями, как и вся история страны.

7 ноября 1920 года войска Красной армии прорвали оборону Белой армии на Перекопе. Главнокомандующий генерал Врангель объявил приказ об эвакуации войск из Крыма, разрешив присоединиться к частям всех желающим гражданским лицам. А уже через три дня после отхода последнего корабля с беженцами, 17 ноября 1920 года, в Ялту вступили части 51-й Перекопской стрелковой дивизии и полки 1-й конной армии Южного фронта. Это был последний город, занятый красными в Крыму. Приказом №4 Крымревкома от 17 ноября 1920 г. всем бывшим офицерам, солдатам, беженцам и чиновникам было предложено в трехдневный срок явиться на сборные пункты ЧК и зарегистрироваться1. Представители старой России не подозревали, что, послушно исполняя требование красных, они фактически облегчают чекистам собственное уничтожение. Расстрелы проходили на бывшей даче присяжного поверенного Фролова-Багреева в горах над Ялтой в течение всей зимы.

Анкета И.С.Мальцова с резолюцией "Полный генерал. Расстрелять!". Фото из книги Л.М.Абраменко "Последняя обитель. Крым, 1920-1921 годы" (Киев, 2005).Анкета И.С.Мальцова с резолюцией “Полный генерал. Расстрелять!”. Фото из книги Л.М.Абраменко “Последняя обитель. Крым, 1920-1921 годы” (Киев, 2005).

Списки жертв обнаружил в архивах помощник прокурора Киева Л.М.Абраменко. Читать эти документы нелегко и сегодня. Целенаправленно уничтожался цвет русского генофонда, преимущественно – образованные, профессиональные мужчины: военные, учителя, студенты, купцы, инженеры, чиновники, даже садовники. Уже 7 декабря 1920 г. Чрезвычайная тройка Крымской ударной группы управления особых отделов ВЧК при РВС Южного и Юго-Западного фронтов вынесла постановление о расстреле 315 человек. В первую же партию попал молодой сын управляющего имением Н.С.Мальцова Е.И.Лифляндцева, прапорщик Ф.Е.Лифляндцев. Следующую партию – 101 человека – отправили в Багреевку 10 декабря. А 21 декабря были подписаны еще 203 приговора. В этот раз в списке оказались сразу несколько имен, связанных с Симеизом: были расстреляны 73-летняя, прикованная к инвалидному креслу княгиня Н.А.Барятинская, ее беременная 40-летняя дочь Ирина Владимировна с мужем, 44-летним Сергеем Ивановичем Мальцовым, и его отец 73-летний Иван Сергеевич Мальцов, основатель курорта Новый Симеиз. На следующий день, 22 декабря в Багреевку был отправлен, среди прочих “бывших”, инженер Н.П.Субботин, экс-владелец симеизской дачи “Нора”, на деле которого была поставлена резолюция – “черносотенец”.

По данным А.А.Галиченко, был также расстреляны в Багреевке и Я.П.Семенов с дочерью, певицей Анастасией. Удалось спастить детям Мальцова и Барятинской – по информации, полученной А.А.Галиченко от прямого потомка Мальцовых С.Н.Мальцова, “их выкупили через два года у большевиков за большие деньги оставшиеся в живых дети бабушки Барятинской, а до тех пор скрывала и спасала от голода няня – простая русская женщина Мария Григорьевна Шуйская… Весной 1922 года она вывезла девочек из Симеиза в Болгарию на фелюге турков-контрабандистов. Через два месяца к ним присоединился Николай”2.

Утренняя зарядка отдыхающих санатория "им. Семашко", 1935 г. (из архивов авторов сайта).Утренняя зарядка отдыхающих санатория “им. Семашко”, 1935 г. (из архивов авторов сайта).

Тем временем в самом Симеизе новая власть спешила навести свои порядки. 16 декабря председатель Революционного комитета Крыма приказал «изъять из частного владения как разных ведомств, так и частных лиц все имения Южного берега Крыма в районе от Судака до Севастополя включительно»3. Они объявлялись достоянием РСФСР и передавались в ведение специально созданного Управления Южсовхоза. При нем начала работать комиссия по национализации имений, в первую очередь ялтинского региона. А 29 декабря 1920 г. был опубликован декрет СНК РСФСР, в котором провозглашалось: «Прекрасные дачи и особняки, которым пользовались раньше крупные помещики и капиталисты, дворцы бывших царей и великих князей, должны быть использованы под санатории и здравницы для рабочих и крестьян»4. История этого декрета восстанавливается по воспоминаниям наркома здравоохранения РСФСР (1918-1930) Н.А.Семашко.

“Как только Врангеля опрокинули в Черное море, я, по согласованию с Владимиром Ильичом, отправился в Крым, чтобы закрепить курортное имущество (дворцы, обстановку), предохранить его от расхищения и наладить курортное хозяйство. С большим риском, когда все горы Крыма кишели белыми и зелеными, я объехал все курорты. Восторгу моему от курортных богатств не было границ. Вернувшись в Москву, я с расширенными зрачками повествовал Ленину о крымских прелестях. Владимир Ильич внимательно меня выслушал и сказал: “Напишите проект декрета СНК, но политический, такой, чтобы каждая фраза пела”. За ночь я набросал проект и на другой день показал его В.И.Ленину5“.

В санатории "Имени первого слета юных пионеров" – бывшем имении И.С.Мальцова, 1936 г. (из архивов авторов сайта).В санатории “Имени первого слета юных пионеров” – бывшем имении И.С.Мальцова, 1936 г. (из архивов авторов сайта).

В целом, как подсчитала А.А.Галиченко, по Крыму ревком насчитал 1134 имения и «охватил обследованием» — 10716. Имение И.С.Мальцова было также национализировано и вошло в состав Южсовхоза. Заведующим имением был назначен Н. А. Ральцевич, который, описывая имущество имения, заявил, что план его «увезен бывшим владельцем в Ялту, и где он находится в настоящее время, ему неизвестно». После получения телефонограммы Управления Курортного района от 13 января за №7 комиссия Санаторно-Курортного Управления Симеизского подрайона в составе председателя, заведующего хозяйственным отделом Ю. А. Быховского и переписчика того же отдела Лещенкова, представителя Управления южнобережскими советскими хозяйствами в Крыму тов. А. П. Коренева, заведующего имением «Новый Симеиз» ( бывшее И. С. Мальцова) Н. А. Ральцевича, членов рабочеконтрольного комитета того же имения В. К. Баскакова и С. Н. Лифляндцева 24 февраля 1921 г. составила акт приемки всего имения. Из 24 зданий 18 являлись хозяйственными. Среди них, кроме центральной дачи, оранжереи, гаража и кухни, дома Ай-Панды: «Новый дом», «Белый дом», «Фахверковый дом», флигель, столовая, электрическая станция; каменная и деревянная дачи в парке у скалы Панеа; два флигеля по Ивановской улице, там же контора, жилой дом, дома на базаре; приморский пансион, квартиры служащих имения; приморский парк, площадью около 10 дес., питомник с фруктовым садом и огородом в границах: с севера — земли имения «Старый Симеиз», с востока — усадьба Волкова (ныне начальная школа – прим. авторов сайта), с юга шоссе в Алупку, с запада деревня Симеиз. Еще в усадьбе находился небольшой виноградник7.

Аналогичная судьба ожидала и остальные симеизские дачи. Известно, что в пансионе Александрова-Дольник вплоть до прихода Красной армии располагался госпиталь: еще в 1920 г. в нем находились на излечении 357 полковников, поручиков, хорунжих, подхорунжих и урядников из казачьих частей. Как сложилась их судьба при встрече с революционным отрядом матроса Бирюкова, выдвинувшимся 1 января из Балаклавы покорять имения Южного берега, сказать сложно – едва ли самым счастливым образом. В 1921 году в том же пансионе, который теперь назывался “санаторием №39”, уже находились на излечении 594 рабочих из Москвы, Петрограда и других городов8.

Уже в июле 1922 года в Симеизе в дачах “Камея” и Завгородней окрылся санаторий Центросоюза “для всех кооперативных работников”. Рекламный проспект для санатория, выпущенный тогда же, составил врач Трисвятский. Он, в частности, отмечает:

Рекламная брошюра врача Трисвятского "Новый Симеиз. Санаторий Центросоюза в Крыму", 1922 г. (Государственная публичная историческая библиотека России).Рекламная брошюра врача Трисвятского “Новый Симеиз. Санаторий Центросоюза в Крыму”, 1922 г. (Государственная публичная историческая библиотека России).

“В Симеизе выстроено до 60 дач, которые в мирное время вмещали до 3000 приезжих. В настоящее время большинство дач находится в ведении Санаторно-Курортного управления. Центросоюз заарендовал для своего санатория у Курортного Управления две лучшие дачи – “Камею” и Завгородней сроком на полтора года, с преимущественным правом дальнейшей аренды. Здания великолепно выстроены и красивы по архитектуре, особенно “Камея”. Они вполне приспособлены к зимнему сезону, имеют центральное отопление, теплы и могут функционировать круглый год. Общее количество комнат в двух зданиях 36: “Камея” 24 и Завгородней 12, вместимость – 65 человек. Комнаты все обращены на юг и юго-запад, много солнечного света, снабжены крытыми, просторными балконами для пользования воздухом. Комнаты комфортабельно обставлены. В окнах устроены фрамуги. Имеется хорошо обставленная гостиная с пианино. Освещение электрическое. Ванна. При даче “Камея” чудный садик с обилием цветов, с редкими экземплярами растений. Сад содержится в идеальном порядке и служит местом отдыха для больных. Больные большей частью размещаются по двое в комнате, хотя есть и одиночные номера. При санатории врач и сестра милосердия. В медикаментах недостатка нет. Кухня в руках хорошего повара, недостатка в главных продуктах нет9.”

Пряж у Дивы в 1930-х гг. Фото: В.В.Микоша (Мультимедийный комплекс актуальных искусств, г.Москва).Пряж у Дивы в 1930-х гг. Фото: В.В.Микоша (Мультимедийный комплекс актуальных искусств, г.Москва).

Желающим отдохнуть и поправить здоровье в Симеизе врач Трисвятский предлагает морские купания, солнечные ванны, прогулки по парку бывшего владельца Симеиза И.С.Мальцова, “где имеется ряд великолепных и редких растений. Благодаря обилию можжевельников и других хвойных деревьев воздух в Новом Симеизе, особенно после дождей, пропитан смолистым запахом, что имеет важное значение в лечебном отношении, особенно для легочных больных”. И резюмирует:

“Санаторные гигиенические условия Нового Симеиза идеальны. Помимо природных достоинств (пористость грунта, рельеф местности, хвойная растительность) Новый Симеиз отличается благоустройством. Имеется и хорошо действует водопровод. Вода проведена из горных источников, расположенных в лесу почти под самой Яйлой. Источники каптированы, суточных дебет 30000 ведер, хотя в последнее время дебет немного понизился. Выстроен резервуар на 50000 ведер. Вода прекрасная. Кроме этого, имеется вблизи моря источник Ай-Панда с великолепной, вкусной водой, обладающей радиоактивными свойствами. Устроена правильная сплавная канализация, улицы хорошо распланированы и шоссированы, пыли нет. Проведено электрическое освещение, которое будет функционировать зимой. Благодаря хорошим санаторным условиям заразных эпидемических заболеваний наблюдается мало… Из развлечений можно указать на прогулки в окрестности – Филибер, на Кошку, на обсерваторию, Милютинский парк, катание на лодках. В рабочем клубе, помещающемся в бывшем доме Мальцова, имеется читальня, биллиард. Раз в две недели устраиваются концерты10.

Пионеры в санатории "Москва" (быв. имении Н.С.Мальцова). Фото 1950-х гг. (из архивов авторов сайта).Пионеры в санатории “Москва” (быв. имении Н.С.Мальцова). Фото 1950-х гг. (из архивов авторов сайта).

К началу 1930-х годов под санатории и дома отдыха различных советских ведомств были отданы почти все бывшие частновладельческие дачи Нового Симеиза и имения обоих братьев Мальцовых. В пансионе Александрова-Дольник расположился санаторий №39, он же Цустраха, ВЦСПС №4. В бывшем доме И.С.Мальцова сначала был рабочий клуб, потом устроили санаторий-пансион “Ай Панда” для детей с матерями на 70 коек, который в 1928 переименовали в санаторий имени 10-летия советской медицины для лечения больных с тяжелыми формами туберкулеза, а в 1935 передали детям и назвали “Санаторием имени Первого слета юных пионеров”. Летом 1937 года именно здесь отдыхали 115 детей испанских коммунистов, вывезенных в Советский Союз в дни гражданской войны в этой стране. В доме Н.С.Мальцова открыли сначала Дом отдыха ЦК железнодорожных транспортников, а затем детский санаторий №5 (позднее переименованный в “Москву”).

В вилле “Ампир”, которая стала называться санаторием “Молот”, в 1922 г. Московским медицинским институтом была открыта поликлиника, куда приезжали на лето практиковать профессора из столицы. В 1935 году “Молот”, который к тому времени переименуют в санаторий имени Фрунзе, объединят с санаториями “Камея”, “Дельфин”, “Миро-маре”, бывшей дачей Завгородней в противотуберкулезный санаторий имени Семашко на 470 коек.

Крым. Симеиз. Общий вид. Фото: Катков, 1938 г. (Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник имени Г.Н.Прозрителева и Г.К.Праве).Крым. Симеиз. Общий вид. Фото: Катков, 1938 г. (Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник имени Г.Н.Прозрителева и Г.К.Праве).

В восточной части Симеиза на базе бывших дач также устроили санатории: №42, он же “1-го мая” (в него вошли бывшие дачи “Большой Богдан”, “Малый Богдан” и Свиягина), “Селям” (включивший, помимо дачи “Селям”, также дачи “Панеа” и дачу Карпова). В 1930 г. они были объединены вместе с дачей “Дива” в санаторий имени Ленина на 350 коек для нервных больных, сердечников и лечения начальных стадий туберкулеза. В центральной части поселка на базе дач Сатиной, Третьяковых, Духовской и Паршиной был в 1925 году открыт санаторий “Красный маяк” для больных с аналогичными показаниями. К 1927 году была достроена вилла “Мечта”, которая поначалу стала поликлиникой, потом отдельным санаторием, впоследствии переименованным в “Крым”, а в дальнейшем, уже после войны, была присоединена к санаторию “Красный маяк”. На вилле “Ксения” был открыт пансионат-общежитие на 30 коек (фигурирует также в источниках как “курортная гостиница”).

Записка, поданная В.В.Маяковскому во время выступления 24 августа 1927 года в курзале Симеиза (Государственный музей В.В.Маяковского).Записка, поданная В.В.Маяковскому во время выступления 24 августа 1927 года в курзале Симеиза (Государственный музей В.В.Маяковского).

Больным, нуждавшимся не в санаторном лечении, а просто в отдыхе – “легким невропатикам, малокровным, переутомленным” – предлагалось “воспользоваться услугами поликлинического пансионата”, проще говоря – снять комнату в одной из бывших дач Коробьиной, Кузьменко, Семенова, Субботиной, Арнольди, “Эльвира”, Пузанова, “Ирис” и т.п. Власти рапортовали, что пропускная способность курорта увеличилась с 10 тысяч человек в год в 1929-30 гг. до 15 тысяч в 1934 г., причем санатории имени Ленина и имени Семашко работали круглый год. В 1926-27 гг. у подножия горы Панеа (там, где сейчас футбольная площадка), был устроен курзал более чем на тысячу мест. В августе 1927 года в нем выступал Владимир Маяковский.

“Симеиз теперь – первоклассный государственный курорт с многочисленными санаториями, домами отдыха, поликлиникой и просто домами со сдачей комнат на летний сезон, в которых в течение года перебывает до нескольких тысяч больных и отдыхающих работников Союза Советских Республик,” – писал один из немногих оставшихся в Симеизе дореволюционных дачников В.М.Кузьменко в новом, советском издании своего путеводителя, увидевшем свет в 1928 г.11

Крым. Симеиз. Проспект им.В.И.Ленина. Фото: И.Б.Голанд, 1954 г. (Музей "Невская застава").Крым. Симеиз. Проспект им.В.И.Ленина. Фото: И.Б.Голанд, 1954 г. (Музей “Невская застава”).

В 1928 на проспекте были произведены посадки кипарисов и других многолетних деревьев, устроены бассейны, газоны, установлены скульптуры. С ними связан интересный апокриф  – будто бы слепки с античных статуй Поликлета были дипломной работой молодого скульптора, выполненными в литейной мастерской при Академии художеств в Ленинграде, а организовали их установку на проспекте в Симеизе итальянские коммунисты-эмигранты, бежавшие от режима Муссолини в Советский Союз12. Как бы там ни было, бывший Мальцовский проспект, который с тех пор стали называть также аллеей слепков, из широкой пустынной улицы стал нарядной визитной карточкой Симеиза. Да и вообще, как докладывали путеводители сталинской поры, “за двадцать лет советской власти в Крыму (с 1921 по 1941) бывший буржуазно-аристократический дачный поселок Новый Симеиз превратился в передовой социалистический курорт”.

Впрочем, среди тех, кто трудился в санаториях нового советского Симеиза, встречались и фамилии “из старого времени”. “На курорте выросли кадры квалифицированных работников здравниц различных специальностей: врачей, лаборантов, медсестер, санитарок, официантов, садоводов. Не один десяток лет работают здесь сестра-хозяйка Ф.Г.Молочник, медсестра П.Е.Лифляндцева, врач-педиатр А.В.Грабильцев и другие. Первые организаторы курорта врачи Н.А.Клименко, Д.И.Трисвятский, Б.Н.Зуборовский, Ф.С.Макаров, А.И.Рушкин, А.И.Семенов и другие отдавали все свои силы и опыт благородному делу охраны и восстановления здоровья советских людей”, – гласит путеводитель13. Доктор Борис Николаевич Зубаровский – никто иной как хозяин одной из дач в восточной части Нового Симеиза, а П.Е.Лифляндцева – родственница того самого камердинера Лифляндцева, который в свое время по неосторожности сжег Хрустальный дворец Мальцовых.

В освобождённом Симеизе. Раненые бойцы в одном из госпиталей. Фото: Ф.И.Семянников, 1944 г. (Государственный музей героической обороны и освобождения Севастополя).В освобождённом Симеизе. Раненые бойцы в одном из госпиталей. Фото: Ф.И.Семянников, 1944 г. (Государственный музей героической обороны и освобождения Севастополя).

Но не успели пробежать двадцать мирных лет, как грянула новая война. 8 ноября 1941 Алупка и Симеиз были заняты немцами – а освобождены Красной армией лишь 16 апреля 1944 года. Гитлер называл Крым “Готенляндом”, имея в виду пребывание здесь готов, и рассчитывал обосноваться надолго. Тем неприятней было немцам уходить из Крыма. Перед отступлением потомки древних ариев разрушили корпуса санаториев им. Семашко (“Ампир”) и имени Ленина (виллы Свиягина, “Селям”, “Панеа”), а также почти полностью уничтожили парк санатория “Москва” – бывшего имения Н.С.Мальцова. В симеизской обсерватории, где с 1925 года работал самый большой телескоп в СССР (второй в Европе), немцы демонтировали и вывезли в Германию все оборудование, библиотеку, а сами башни, где стояли телескопы, сожгли или разрушили. Часть из украденного удалось найти в Германии и вернуть в Симеиз лишь в 1946 году. Разорена была и гидрофизическая станция В.В.Шулейкина в Кацивели, за результаты работы в которой, сведенные воедино в монографии “Физика моря”, ученый был удостоен Сталинской премии за 1942 год.

Восстановить некоторые из санаториев удалось лишь к первой половине 1950-х гг. Но уже в 1951 году был возведен новый летний кинотеатр на 500 мест в бывшем мальцовском парке, на месте теннисных кортов. А еще через десятилетие, в 1961-м, на территории бывшего имения Мальцовых, напротив Нарышкинских камней, по проекту архитектора А.В.Алексеева был построен большой корпус нового санатория, который сначала назвали “Горным солнцем”, а потом переименовали в честь только что прошедшего XXII съезда КПСС.

Рекламный буклет санатория имени XXII съезда КПСС, выпущенный в 1962 году в Москве (Государственная публичная историческая библиотека России).Рекламный буклет санатория имени XXII съезда КПСС, выпущенный в 1962 году в Москве (Государственная публичная историческая библиотека России).

В шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых курортная жизнь советского Симеиза текла размеренно и безоблачно. Приезжали отдыхающие, крутились романы, рекой лилось крымское вино. На полную катушку работали санатории, про которые симеизцы шутили:

“Кому попить-поесть – тому в “22 партсъезд”, кому так-сяк – тому в “Красный маяк”, кому тяжко – тому в “Семашко”, кому горе – тому в “Приморье!”

Дело в том, что с 1956 г. санаторий “Приморье”, бывший №39, он же – некогда пансион Александрова-Дольник, перевели на хирургические методы лечения туберкулеза.

Будущие поэты Евгений Рейн (слева) и Дмитрий Бобышев в Симеизе, 1955 г. (фото из журнала "7 искусств", №2, 2015 г.).Будущие поэты Евгений Рейн (слева) и Дмитрий Бобышев в Симеизе, 1955 г. (фото из журнала “7 искусств”, №2, 2015 г.).

В Симеиз, подальше от официозного люкса больших санаториев и многолюдной суеты Ялты, традиционно стремилась творческая интеллигенция обеих столиц: восторженные воспоминания об отдыхе в Симеизе, его, по выражению ленинградского поэта Дмитрия Бобышева, “нестерпимом великолепии бухт и скал”, можно встретить в мемуарах многих советских музыкантов, писателей, художников, кинематографистов. Симеиз прославляли в стихах и прозе, на его пленэре снимали популярнейшие художественные фильмы – “Новые приключения неуловимых”, “Один шанс из тысячи”, “Десять негритят”, “Тайна железной двери”. Историки и археологи изучали симеизские древности. Художники, вдохновленные аллеей слепков, средиземноморской природой и модерновым декором вилл, рисовали с натуры.

Архитекторы строили грандиозные планы развития близлежащей местности: так, в Голубом заливе (там, где сегодня находится аквапарк), намечалось создать крупный оздоровительный центр по проекту лауреата Госпремий СССР, доктора архитектуры А.Т.Полянского (автора ялтинского “Интуриста”). В реликтовый ландшафт сбегающих к морю можжевеловых рощ Лименской долины предполагалось вписать пляжи, курортную галерею с театром и кинотеатром, ресторанами, кафе, лечебный комплекс с поликлиникой, плавательными бассейнами, водолечебницей, санатории, пансионаты и гостиницы. К трассе собирались провести подъемники и скоростные лифты. Курорт должен был одновременно принимать 11,5 тысяч человек. А в Кацивели, над знаменитым пляжем Куинджи, планировалось возвести большой комфортабельный санаторий Академии наук СССР на 250 мест14.

Первые кадры фильма "Последний король симеизского пляжа", Свердловская киностудия, 1999 г.Первые кадры фильма “Последний король симеизского пляжа”, Свердловская киностудия, 1999 г.

Его недостроенный остов, остроумно прозванный кем-то из местных “Замком сатаны”, и по сей день зияет пустыми глазницами окон над пляжами Кацивели, как символ несбывшегося светлого социалистического будущего. Наступили так называемая “перестройка” и “лихие девяностые”, один из самых позорных периодов во всей истории России, и все пошло вразнос. Шизофреническую, истерично-веселую и при этом трагично-апокалиптическую атмосферу той эпохи хорошо передает пронзительный документальный фильм “Последний король симеизского пляжа”, снятый режиссером Георгием Ненашевым в середине 1990-х. Он посвящен завсегдатаю Симеиза на протяжении многих десятилетий, инженеру из Москвы Анатолию Ващилину. Последний из компании беспечных симеизских смельчаков и романтиков, в молодости прыгавших под восхищенные аплодисменты всего пляжа с сорокаметровой скалы Дива, в фильме он предстает уставшим, невеселым, одиноким пожилым человеком, не находящим себе места среди бесовских плясок наступившей “новой жизни”, с грустью разглядывающим пожелтевшие фотографии, на которых свободно парят над Симеизом его ушедшие друзья молодости15.

Вакханалия, в которую стремительно и надолго погрузилась “самая читавшая страна мира” на рубеже восьмидесятых и девяностых, обнажив в миллионах бывших строителей коммунизма самые неприглядные людские качества, в итоге оторвет Симеиз и Крым от Родины на двадцать с лишним лет. За это время его облику будет нанесен урон, сравнимый разве что с потерями времен оккупации, если не превзошедший их.

Доска почета Симеиза напротив виллы "Ксения". Фото 1990-х гг. (из архивов авторов сайта).Доска почета Симеиза напротив виллы “Ксения”. Фото 1990-х гг. (из архивов авторов сайта).

Источники

1 Зарубин, А.Г., Зарубин В.Г. Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму. Симферополь, 2008. С.682-683.

2 Галиченко, А.А., Абраменко, Л.М. Под сенью Ай-Петри. Ялта в омуте истории, 1920-1921 годы. Феодосия, 2006. C.31-32, 76-165.

3 ГААРК, Ф.Р. 361, оп.1, д.3, л.45.

4 Социалистическая реконструкция Южного берега Крыма. Материалы районной планировки ЮБК. Симферополь, 1935. С. 3.

5 Неяченко, И.И. Симеиз-Форос. Симферополь, 1986. С.19.

6 Галиченко, А.А. Усадьбы Крыма в первые годы Советской власти.

7 ГААРК, Ф.Р.361, оп.1, д.43, л.5а об.

8 Макаров, М.Н. Алупка-Симеиз. Симферополь, 1954. С. 101.

9 Трисвятский. Новый Симеиз. М., 1922. С. 8-10.

10 Там же. С.10.

11 Кузьменко, В.М. Симеиз и его окрестности. Симферополь, 1928. С.3.

12 Ковалевская, Н. Проспект в Симеизе в разные годы

13 Шапорев, Ф.Ф Симеиз. Краеведческий очерк-путеводитель. Симферополь, 1960. С 30-31.

14 Неяченко, И.И. Симеиз-Форос. Симферополь, 1986. С.27.

15 Дроздова. М. Тогда и теперь. Искусство кино, №3, 1999