Милютиной Н.М.

улица Михаила Баранова, 2на карте

Дача Милютиной Н.М.

 
Милютина Наталья Михайловна
Попов/Голиков
Поплавский , построена 1873 – 1876

На границе современных Алупки и Симеиза, за остановкой санатория им. А. А. Боброва до сих пор стоит пограничный столб, на котором раньше были чугунные доски с гербами графов С.М.Воронцова и Д.А.Милютина, генерал-фельдмаршала, военного министра при дворе Императора Александра II. Граница между их имениями проходила по мысу Куртуры-бурун. Горный склон мыса, покрытый редкой растительностью, спускался к берегу моря. Почти на берегу моря находились виноградные плантации, участок которых сохранился до настоящего времени. Жилой дом и службы имения находились выше на склонах мыса.

Первым владельцем земель восточной части Симеиза был генерал-майор Феодосий Дмитриевич Ревелиоти, продавший их в 1832 году князю Василию Ивановичу Мещерскому. Это было не единственное владение князей Мещерских в Крыму. В 1824 г. земли в Кореизе покупает княгиня Анна Сергеевна Голицына, родная сестра которой, княгиня Софья Сергеевна Всеволожская, была замужем за князем Иваном Сергеевичем Мещерским. По всей вероятности, с легкой руки княгини Анны Сергеевны дети князя Ивана Сергеевича Мещерского от первого брака Сергей и Василий приобрели имения на Южном берегу Крыма: Сергей в Гаспре, Василий в Симеизе. Свое имение в Кореизе княгиня Голицына завещала своей племяннице — княгине Марии Ивановне Мещерской, в замужестве Гончаровой. Земля, которую приобрел князь В. И. Мещерский, заключала в себе «хлебопахотную и сенокосную землю с кустарниками, чрез которую протекает речка и на оной устроены две водяные мельницы и дом”1. Но князь В. И. Мещерский владел имением недолго. В 1856 г. его приобрел князь Сергей Викторович Кочубей, статский советник, отцу которого принадлежал знаменитый хутор Диканька. В Крыму им принадлежали также земли в Мухалатке, близ Евпатории, Балаклаве.

12 августа 1873 г. это имение приобрела жена генерал-адъютанта Наталья Михайловна Милютина, урожденная фон Понсет. Еще 26 апреля ее муж Д.А.Милютин записал в своем дневнике:

“Виделся утром с князем С.В.Кочубеем, приехавшим из Полтавы, говорили о покупке его имения в Симеисе, на южном берегу Крыма. Был он у нас и вечером, но переговоры наши остались пока без положительного результата”.

Но уже 15 августа того же года Милютин пишет:

“К вечеру 8-го числа возвратился я в город и нашел на своем письменном столе два весьма приятных для меня известия: одно – письмо из Крыма от жены, которая сообщает самые утешительные сведения о будущем нашем поместье близ сел.Симеис, она описывает его с восхищением, так что не остается уже никаких сомнений, никаких колебаний относительно приобретения этого имения. Рядом с письмом жены нахожу извещение от г.Кондрашева, поверенного князя Кочубея, что, наконец, получены документы, нужные для совершения купчей… 11-го августа, в субботу… поспешил я заняться делом симеисским…на следующий день, в воскресенье, купчая была подписана, к большому моему удовольствию”2.

1 сентября, по пути из Санкт-Петербурга в Одессу, Д.А.Милютин встретился на железнодорожной станции Полтавы с князем Кочубеем, от которого получил документы и планы имения в Симеизе. А уже 7 сентября Милютин, перебравшийся пароходом из Одессы в Севастополь и оттуда в имение Мелас, записал в дневнике:

“В 8 часов утра выехал я из Меласа с женой, дочерью Надей и племянницей Аней Понсэ, чтобы осмотреть новоприобретенное поместье в Симеисе. Там назначено было свидание с поверенным князя Кочубея Ничем, заведовавшим до сих пор его имением. Вместе с ним обошли мы наше новое владение во всех направлениях, в иных местах побывали по нескольку раз, выбирая пункт для будущего нашего жилища. День был жаркий, сильно утомились, но приобретением своим остались вполне довольны. Опасаюсь только, чтобы желание хорошо устроиться не повело к большим затратам нашего маленького капитала, собранного в течение многих лет самой строгой бережливости и скромного образа жизни”3.

Генерал-адъютант, граф Дмитрий Алексеевич Милютин, военный министр, 1816-1912 (Государственный исторический музей).Генерал-адъютант, граф Дмитрий Алексеевич Милютин, военный министр, 1816-1912 (Государственный исторический музей).

И далее, 7 октября:

“Более чем когда-либо мечтаю с любовью о будущем нашем приюте в Симеисе. И теперь все мысли мои почти полностью заняты устройством там нашего жилья и хозяйства. В течение последнего времени мы с женой продолжали вести переговоры с архитектором Поповым и с агентом строительного общества Поплавским о предложенной постройке, собирая данные, делали изыскания для устройства водопровода, наняли садовника и винодела, рекомендованного главным виноделом Магарача Сербуленко, составляли финансовые расчеты и проч., и проч.”4.

Однако, как водится в России, стройка преподнесла неприятные сюрпризы, и 30-го июня 1874 года Милютин пишет в дневнике:

“Из Крыма получал от жены весьма неутешительные известия о небрежной постройке дома в Симеисе, работы приостановлены, и хотя строительное общество обещает принять надлежащие меры, тем не менее, нельзя уже и помышлять о том, чтобы дом был готов к назначенному сроку, то есть к осени текущего года”5.

Впрочем, уже 14 июля Милютин пишет, что “затруднения улаживаются, делу дано новое направление”. Очевидно, был заменен архитектор, потому что в дальнейших записях фигурирует уже новая фамилия – Голиков. Вот записи от 24 и 30 августа:

“Вчера вечером прибыл на пароходе “Михаил” из Одессы в Ялту, и оттуда на лошадях в Симеис…. Сегодня в первый раз осматривал постройку дома вместе с архитектором Голиковым и агентом строительного общества Поплавским… Для помещения моей семьи нанят на все лето отдельный, уютный домик (известный под названием Потоцкого) в имении Ивана Сергеевича Мальцова, соседнем с купленным нами участком. Отсюда менее версты до того места, где строится наш будущий дом. Ежедневно по утрам хожу смотреть постройку и занимаюсь съемкой плана своего участка; вечера проводим в семейном кружке, читаем или просто болтаем”6.

24 октября того же года Милютин напишет:

“Два месяца не заглядывал я в свой дневник. Время протекло незаметно: ежедневно в 8 часов утра я отправлялся из мальцовского Симеиса в свой участок для съемки, для присмотра за строительными работами и проложения дорог. Так проводил я все утро до 2 часов и усталый, буквально “в поте лица” возвращался домой к обеду”7.

На следующий год строительная эпопея продолжилась. 18 июня 1875 года Милютин делает запись в Симеизе:

“С 6-го числа живу я здесь с женой и одной из дочерей… Мы к поместились кое-как в двух комнатках верхнего этажа не отделанного еще дома. Кругом нас идет работа; стукотня, пыль, мусор, грязь. За неимением еще кухни мы должны ежедневно ездить или ходить обедать за три версты – в гостиницу Алупки. Погода жаркая. Много забот с постройкой дома, с разведением сада и обзаведением новым хозяйством. По временам бывают у нас посетители, которые напоминают поговорку: незваный гость хуже татарина. Но в особенности досаждают архитектор и строители. Работа дома продвигается крайне медленно, хотя все условленные сроки давно миновали; однако архитектор (Голиков) не торопится и ведет дело спустя рукава. Мечта наша – иметь с нынешнего лета спокойное и уютное пристанище – не осуществилась”8.

Симеиз. Дом в имении графа Милютина Д.А. Фото: Ф.Орлов, кон. XIX в. (Музей-заповедник "Дмитровский кремль).Симеиз. Дом в имении графа Милютина Д.А. Фото: Ф.Орлов, кон. XIX в. (Музей-заповедник “Дмитровский кремль).

В итоге Милютин был вынужден обратиться за помощью к военным – заведующему инженерной частью в Севастополе полковнику Гемельману и выписанному специально из Санкт-Петербурга бывшему военному инженеру Миллеру. “Из Симеиса, наконец, получил письма несколько успокоительные. Кажется, постройка пошла на лад, благодаря вмешательству полковника Гемельмана,” – сообщает Милютин 16 августа. И все равно, прибыв 8 сентября в Симеиз из Ялты и осмотревшись, Милютин недоволен:

“Работы в доме продолжаются по-прежнему довольно вяло, многое еще недоделано…. В постройке выказались многие серьезные недостатки, требующие исправления. Семью свою застал в тесном помещении, в нескольких маленьких комнатках верхнего этажа, однако ж все-таки несколько удобнее прежнего, по крайней мере, теперь уже не приходится ежедневно ездить обедать в Алупку”9.

Лишь в 1876 году Милютиным удалось в общих чертах закончить благоустройство имения. “С любопытством ожидал я увидеть наше жилье в законченном и благоустроенном виде, – пишет Милютин 8 мая, и далее, 14 июня: “несмотря на получаемые животрепещущие новости, я оставался спокойно в своем Симеизе, занимаясь благоустройством своей библиотеки и стараясь позабыть о делах”10. Милютины владели этим имением до 1912 г., т. е. до конца жизни. Если вначале там находились только хлебопахотные и сенокосные земли, то затем были посажены виноградники на 9 дес. 550 кв. саж., почти десятину земли занимал фруктовый сад, 3 дес. 1150 кв. саж. было под парком, остались сенокос, пастбище и лес. В общей сложности, в имении к 1912 г. насчитывалось 41 дес. 1030 кв. саж. земли.

Дом построили в классическом стиле на высоком цоколе с находящимся в нём подвалом и винподвалом, с большой открытой террасой, каскадом лестниц, спускающихся в парк. Магнолии, кедры, сосны украшали парк. У дома были высажены желтые вьющиеся розы. Перед домом в 1894 г. были установлены на мраморном круге солнечные часы. Милютин называл симеизское имение “своим приютом”. “Время провожу спокойно, тихо, – записал он в дневнике 13 сентября 1880 года, – “утром занимаюсь, потом делаем большие пешеходные прогулки, обедаем в 6 часов, а после обеда все вместе читаем вслух. В 12-м часу расходимся и в полночь все уже спим”11 . А вот запись от 3 июня 1883 года: “Вот я снова в своем излюбленном Симеисе; снова дышу свободно, снова чувствую себя спокойным и независимым”12.

Ныне дом Милютиных, как и большинство памятников Южного берега Крыма, находится в ужасающем состоянии. Как тут не вспомнить грустные слова его хозяина, записавшего однажды в дневнике:

“Как много мы, русские, кричим о русской самобытности, о русской старине, о русской национальности, а между тем на деле ни в одном народе нет такой беззаботности относительно сохранности и восстановления памятников исторических”13.

Первый владелец Милютина Наталья Михайловна

12 августа 1873

Наталья Михайловна прожила с мужем большую счастливую жизнь. К ним можно применить поговорку: «Они жили вместе, долго, счастливо, и умерли в один день». Генерал-фельдмаршал, граф Дмитрий Алексеевич Милютин был военным министром при дворе Императора Александра II, после гибели которого в 1881 г. ушел в отставку, поселился в своем имении в Симеизе и жил здесь практически безвыездно. Он оставил о своей деятельности как военного министра воспоминания в форме дневников, полная публикация которых, осуществленная профессором исторического факультета МГУ Л.Г.Захаровой, значительно расширила наши познания по истории Южного берега Крыма.

Симеиз. Имение графа Милютина Д.А. Фото кон. XIX  в. (Музей-заповедник "Дмитровский кремль").Симеиз. Имение графа Милютина Д.А. Фото кон. XIX в. (Музей-заповедник "Дмитровский кремль").

Супруги Милютины скончались с разницей в один месяц. Натальи Михайловны не стало 22 января 1912 г. Она прожила 90 лет, сопровождая мужа во всех его назначениях. У них родилось 4 дочери. Жизнь клонилась к закату, и супруги Милютины решили составить завещание на свое имение. Наталья Михайловна перерабатывала завещание пять раз. Если у Сергея Ивановича Мальцова был конфликт с женой и детьми и его домашнее завещание не учли, то Наталья Михайловна постаралась довести дело до логического конца, что устранило споры о наследстве между детьми, и они полностью выполнили ее волю. Ее завещание—образец для подражания, и поэтому хотелось привести фрагменты из него.

“1) Недвижимое имение на Южном берегу Крыма в Ялтинском уезде между Алупкой и Симеизом поступает в общее пожизненное владение моего мужа, графа Дмитрия Алексеевича Милютина и трех дочерей: княгини Елизаветы Дмитриевны Шаховской, графини Ольги Дмитриевны Милютиной и княгини Надежды Дмитриевны Долгорукой, а по смерти их переходит в неотчужденную собственность Российского общества Красного Креста, с целью устройства в том имении благотворительного учреждения на пользу больных военнослужащих, как офицеров, так и нижних чинов военного ведомства;

2) хранящийся в С.-Петербургском Международном коммерческом банке, в депозитиве на мое имя капитал в процентных бумагах, по смерти моей, делится на пять равных долей, по размеру приносимых годовых процентов. Из этих пяти долей поступают: три доли—в полную собственность поименованных выше дочерей наших, четвертая в собственность двух наших внуков, детей покойной дочери нашей Елены Дмитриевны Гершельман — Дмитрия Федоровича и Натальи Федоровны Гершельман, обоим поровну. Затем пятая доля процентных бумаг составит неприкосновенный капитал, с которых проценты назначаются на покрытие расходов по содержанию упомянутого выше имения в благоустройство…

3) суммы, остающиеся на моем текущем счету… предназначаются на покрытие предстоящих общих семейных расходов, как-то: на погребение, на постановку памятников, на уплату узаконенных пошлин по наследству, на выдачу наград прислуге, пособие бедным и другие тому подобные общие надобности”14.

Выполнение условий завещания Н. М. Милютина возлагала на мужа и дочерей. Но муж скончался через месяц. Дочери решили имение передать Обществу Красного Креста сразу и возложили все заботы по этому вопросу на графиню Ольгу Дмитриевну Милютину, хотя с родителями жила княгиня Надежда Дмитриевна Долгорукая. Ольга Дмитриевна была к тому же попечительницей Симеизской земской русской школы. Она выполнила завещание родителей: обратилась в Ялтинскую Земскую Управу с просьбой снять с нее обязанность попечительницы, оставив 5 тыс. рублей на содержание школы и выехала в свое имение в г. Дмитров Московской губернии. Ей помогали выполнить завещание родителей их душеприказчики: Сергей Иванович Мальцов и баронесса Анна Ивановна Пилар фон Пильхау15.

После установления Советской власти в Крыму санаторий Общества Красного Креста был национализирован, затем передан во временное пользование детскому санаторию им. проф. А. А. Боброва. На базе земельных угодий был создан совхоз “Милютинский”. Впоследствии он послужил основой для создания санатория, которому присвоили имя наркома гражданской авиации Баранова, погибшего в авиакатастрофе в 1932 г.

В послевоенные годы были построены близ моря новые корпуса. Во флигелях имения близ речки, являвшейся условной границей между владениями Мальцова и Милютина, до сих пор находятся жилые квартиры сотрудников санатория.



Источники

1 ГААРК, Ф. 21, оп.1, д.36, с.3.

2 Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина, 1873-1875. Под ред. Л.Г.Захаровой. М., 2008. С.27, 42.

3 Там же, С.48.

4 Там же, С.54.

5 Там же, С.124.

6 Там же, С.136.

7 Там же, С.138.

8 Там же, С.184.

9 Там же, С.194, 202.

10 Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина, 1876-1878. Под ред. Л.Г.Захаровой. М., 2009. С.79-80.

11 Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина, 1879-1881. Под ред. Л.Г.Захаровой. М., 2010. С.227.

12 Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина, 1882-1890. Под ред. Л.Г.Захаровой. М., 2010. С.98.

13 Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина, 1891-1999. Под ред. Л.Г.Захаровой. М., 2010. С.94.

14 ГААРК, Ф. 376, оп.5, д.6219, с.16 об.

15 ГААРК, Ф. 376, оп.5, д.7789, с.34, 43 об.

Архивные фото

Современные фото

Карта из путеводителя В.М.Кузьменко "Новый Симеиз и его окрестности" (Москва, 1913)показать карту В.М.Кузьменкопоказать современную карту