Советская улица, 43Ана карте

Дача "Нюкта" Кузьменко В.М.

11 Зап   540 кв. саженей
Кузьменко Василий Михайлович, из мещан, инженер путей сообщения
Кузьменко В.М.
В.П.Семенов, Я.П.Семенов , построена 1909 – 1910

Обе дачи В.М.Кузьменко в Симеизе были построены по проекту В. М. Кузьменко. Только если первую построил он сам, то вторую дачу “Нюкта” – В. П. и Я.П. Семеновы. В архитектуре этих дач В. М. Кузьменко использовал элементы неоклассицизма. Здание дачи “Нюкта” – двухэтажное на высоком цоколе, по форме напоминает букву “П” с небольшими выступами. В юго-восточном выступе античные колоннады дорического ордера, украшающие здание дачи, поднимались на высоту двух этажей и оформляли открытые угловые веранды. Это хорошо видно на фото дачи и фото Л.В.Рейнберга с детьми и женой. Ныне они заложены камнем.

Ольга Никодимовна Рейнберг на террасе дачи "Нюкта". Фото: Л.В.Рейнберг, май 1914 г.Ольга Никодимовна Рейнберг на террасе дачи “Нюкта”. Фото: Л.В.Рейнберг, май 1914 г.

Северо-южный выступ здания выложен полностью камнем на уровне двух этажей с небольшими окнами на южную сторону. Крышу здания украшает бетонная скульптура богини ночи “Нюкты” с горящим факелом в руке. Это уже элемент стиля модерн. Дача “Нюкта” насчитывала 12 комнат, часть из которых сдавалась в наем, а часть использовалась владельцами. По всей вероятности, В. М. Кузьменко удалось прожить на своей даче до 40-х годов XX века, в то время, когда дачи других владельцев были национализированы вскоре после установления Советской власти в Крыму.

На даче “Нюкта”, как и на первой даче В.М.Кузьменко в Симеизе, отдыхали друзья и знакомые хозяина , в том числе семья друга и сослуживца В. М Кузьменко — Ивана Самсоновича Щербакова. Дима Щербаков и Коля Кузьменко считались детьми инженера Кузьменко и были неразлучной парой. Ещё осенью 1910 г. они договорились с Иваном Ивановичем Пузановым, которого они называли не иначе как “Иванич”, о путешествии на Кавказ. Трудно найти материалы об инженере Кузьменко и его семье и пребывании их на даче “Нюкта”, поэтому цитирование воспоминаний Пузанова является лучшей иллюстрацией событий, проходящих на этой даче.

Итак, о подготовке путешествия на Кавказ в 1911 г. “Когда я, кончив весной 1911 г. университет, приехал в Симеиз, я застал обоих членов “лаборатории Марс” в самом разгаре приготовлений к походу по Кавказу: подбивались гвоздями тяжёлые альпийские ботинки, прилаживались рюкзаки. Тётушка и сёстры Коли Кузьменко были мобилизованы на шитьё мешочков для провизии и брезентовых карманов для топографических и геологических карт; даже спичечные коробки заключались в миниатюрные брезентовые чехольчики! Так как я не был расположен с места в карьер отправляться на Кавказ, было решено, что мальчики поедут одни. Ведь Дима Щербаков уже окончил гимназию и поступил на металлургическое отделение Петербургского политехнического института. Поднявшись на Клухорский перевал и сделав попытку проникнуть в высокогорную Сванетию, мальчики должны были встретится со мной на Красной поляне. Мальчики рассчитывали передвигаться исключительно пешком, ночевать у костра и питаться в основном кашей из взятых с собой круп, поэтому, несмотря на уговоры Колиных родителей, ни за что не хотели брать с собой больше 25 рублей на брата”. Деньги были быстро закончились и впоследствии пришлось сокращать поход.

Встретившись с Пузановым, они совершили 25 вёрстный переход от Гагр до Адлера. Коля Кузьменко выбыл из строя, так как натёр ногу и ехал на линейке с Пузановым, а Дима упорно прошёл пешком 35 вёрст. За переноску багажа “Иванича” мальчики заработали деньги на переезд и обед. После этого путешествия Пузанов почувствовал к Диме известное уважение: будучи “закоперщиком”, он проявил одновременно настойчивость, принципиальность и, что очень важно, смелость и выносливость. Втроём они поднялись ещё на гору Ачишхо (1850м.). Коле надо было ехать в Москву и держать переэкзаменовку, и дальше Пузанов путешествовал по Кавказу с Димой.

Следующий поход с Димой Щербаковым Пузанов совершил в 1913 г. Коля Кузьменко, по всей вероятности, в это время поступал в университет. В 1914 г. они вдвоём совершили поход на Кавказ, добравшись до желанной Сванетии, куда в первый поход не попали из-за проливных дождей. Тогда же в 1914 было издана работа Димы по Лименскому выходу изверженных пород, а в 1915 по зеленокаменным породам Алупки1.

По воспоминаниям Веры Дмитриевны Щербаковой, урождённой Алчевской, дача “Нюкта” стала чудесным местом отдыха и встреч. Здесь можно было поиграть в теннис, различные игры. Она подружилась с Димой и Колей и они стали неразлучной троицей. Здесь они обсуждали маршруты путешествий, готовились к походам. Верочка не в чём не уступала мальчишкам. Она спокойно переносила трудности путешествий, закалилась. Они ходили в основном пешком по горам, она предложила путешествие на лошадях через Биюк-Исар (с тюрск. Большая крепость), через перевал Копек-Богаз ( с тюрск. Собачий перевал). Для мальчишек это было большим испытанием, так как они не ездили на лошадях. Верочка была бесстрашной девушкой: из Ялты к Диме в Симферополь по Романовской дороге через горы прошла сама за один день. Иван Иванович Пузанов, не раз бывавший на даче Алчевских в Кикенеизе, предложил ей заниматься спортом не только на Южном берегу Крыма , но и в Петрограде – вместе с Димой кататься на лыжах. Она очень подружилась с Димой. Он постоянно провожал её из Симеиза в Кекенеиз. Однажды в 1914 г. долго не приходил. Верочка примчалась на дачу “Нюкта” и увидела больного Диму, который после длительной работы на микроскопе почти ослеп: он постоянно занимался изучением геологических пород даже на отдыхе. Геология стала смыслом его жизни и хобби. В январе 1915 г. Дима Щербаков предложил Верочке руку и сердце, а через несколько месяцев они обвенчались.

В политехническом институте Дима Щербаков поступил в студенческий кружок, которым руководил Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, слушал его лекции, а с 1913 г. работал в его лаборатории, изучая вулканические породы Крыма. По рекомендации учёного Диму Щербакова взяли на должность старшего коллектора одного из отрядов Ферганской экспедиции, организованной В.И. Вернадским, где он работал под руководством преподавателя И.А. Преображенского. С этого года начинается его научная деятельность. С началом Первой мировой войны потребовалось создание сырьевой базы стратегического сырья. Была создана Комиссия сырья при Комитете военно-стратегической помощи (КЕПКС), в состав которой вошли крупнейшие учёные: В.И. Вернадский, А.Е. Ферсман, и др. В работе комиссии активное участие принимал и студент Щербаков. В 1915 г. он занимается поисками слюды на западном побережье Белого моря, необходимой для зарождавшейся отечественной авиации. По возвращению и женился на Верочке Алчевской. В 1916г. по предложению А.Е. Ферсмана едет на Средний Урал с женой для оценки месторождения алунита.

В апреле 1917 в семье Щербаковых родилась дочь Ксения, которую они называли ласково Аля. Возник вопрос: где Верочке с дочкой провести лето, так как Дмитрий Иванович вместе с Ильёй Исааковичем Гинзбургом уезжал на работу на Белое море. Верочка решила ехать к его матери Юлии Львовне в Симеиз на дачу “Нюкта”. Им удалось благополучно добраться до Бахчисарая, а оттуда на экипаже, присланном свекровью, доехать до Симеиза, так как через Севастополь путь был закрыт. В Симеизе их радостно встретила семья Кузьменко. Василий Михайлович взял шестимесячный отпуск для отдыха и в это время находился в Симеизе. Их поселили в той же комнате, где они отдыхали в 1916 г. Здесь она провела всё лето 1917 г. А осенью 1917 г., окончив работы на Белом море, приехал Дмитрий Щербаков. В связи с тем, что в условиях начавшейся революции передвигаться было трудно, они решили перезимовать в Крыму.

В это время в Симеизе жил и И.И. Пузанов . Он встретил здесь Диму Щербакова, который пытался найти в Симеизе какую-либо работу. Чтобы прокормить семью, ему пришлось работать чернорабочим при постройке виллы “Мечта”. В 1918 г. Дмитрий Иванович поехал в Петроград, чтобы закончить учёбу в технологическом институте, но сделать это не удалось, и он вернулся к семье в Крым. Верочка с дочерью в это время жила у матери в Ялте. По возвращении Щербакова они переехали в Кикенеиз. В это же время в Кучук-Кое отдыхал профессор В.А. Обручев. Он познакомился с Щербаковым и предложил ему стать ассистентом на естественном отделении физико-математического факультета Таврического университета. Впоследствии Дмитрий Щербаков переехал в Симферополь, в 1921 г. закончил университет. В 1922 переехал в Петроград, поступил по приглашению А.Е. Ферсмана в отдел нерудных ископаемых Академии наук. Со временем Д.И. Щербаков стал известным учёным геологом, академиком2.

Сыновья инженера Рейнберга Дмитрий (справа) и Юрий на даче "Нюкта". Фото: Л.В.Рейнберг, май 1914 г.Сыновья инженера Рейнберга Дмитрий (справа) и Юрий на даче “Нюкта”. Фото: Л.В.Рейнберг, май 1914 г.

В 1914 г. на даче “Нюкта” отдыхала семья инженера-путейца Льва Владимировича Рейнберга (1878-1964). Он родился в семье дворянина в С. Петербурге. Закончил Петербургский институт транспорта. Работал на строительстве дорожных сооружений в Воронежской, Архангельской, Новгородской губерниях. Затем был переведён в Москву, где служил в Министерстве путей сообщения – видимо, там и познакомился с Василием Михайловичм Кузьменко и приехал отдыхать к нему дачу с женой Ольгой Никодимовной, урождённой Лиссопацкой и двумя сыновьями. Младшая дочь осталась дома. Отец жены Никодим Венчеславович был известным архитектором в С.Петербурге. Лев Владимирович Рейнберг занимался автохромной фотографией и сделан несколько снимков западного Симеиза и жены и детей на даче” Нюкта”. Его дочь Галина Львовна Эльгензер в 1991 г. предала снимки семейного архива в Центральный архив электронных и аудиовизуальных документов Москвы3.

Первый владелец Кузьменко Василий Михайлович

Из мещан,инженер путей сообщения

Участок №11 купил у Мальцова Николая Сергеевича в 1909 г.4

8 августа 1909 г. Василий Михайлович был утверждён 3-м зам. начальника Московско-Брестской железной дороги. Жил с семьёй в Москве. В 1912 г. Кузьменко было уже за 60 лет и здоровье было ослаблено, он писал прошение о направлении в санаторий. 24 августа 1912 г. Московско-Брестская дорога стала называться Александровской. Кузьменко был назначен начальником службы пути и зам. начальника Александровской дороги. В 1912 году он побывал в Симеизе и сделал фотографии дач курорта, построенных до 1912 г., а к 1913 году он закончил работу по созданию путеводителя. Видимо, тогда же он создал семейный альбом пребывания в Симеизе, который сегодня имеет определённый интерес по истории семью Василия Михайловича. Правда, в путеводителе он оговорился, что качество его фотографий пока не на высоте. Но, может, откликнутся его потомки и пришлют на сайт их классные фотографии?

12 мая 1913 г. Кузьменко вновь был переведён на Южные дороги вторым помощником. Находясь в отпуске В Симеизе, 5 сентября 1913 г. представил свой путеводитель “Новый Симеиз и его окрестности на Южном берегу Крыма” через Ивана Сергеевича Мальцова Императору Николаю II, который в это время был в Ливадии. В награду получил булавку с изображением государственного герба, украшенную бриллиантами.

28 января 1914 г. Василий Михайлович стал попечителем Харьковского и Севастопольского технических железнодорожных училищ. 28 сентября 1916 г. был назначен первым помощником Южных железных дорог. У него уже было 38 лет стажа и из них набралось только 20 лет на государственной службы, а надо было 25 лет (в остальные годы он строил дороги в различных железнодорожных обществах России), поэтому полной пенсии он получить не мог. 9 августа 1917 года Кузьменко получил полугодовой отпуск внутри России и уехал в Симеиз.

Кузьменко жил в Симеизе во время революции 1917 г., Гражданской войны и вплоть до начала 40-х годов XX столетия. Написал целый ряд книг.

Издания путеводителя В.М.Кузьменко разных лет.Издания путеводителя В.М.Кузьменко разных лет.

После 1920

20 августа 1923 г. ЯРКУ сдаёт в аренду Объединённым Московским санаториям в лице помощника председателя правления Николая Владимировича Мальцова дачу Кузьменко со всем оборудованием и относящимися к нему службами и инвентарём на 2 года5.

Сохранился и такой документ:

Симеиз Ф. М. Коневецкому
копия В. М. Кузьменко
Настоящим Южкрымкуруправлением сообщает вам, что гражданину Кузьменко Василию Михайловичу разрешается предоставить бесплатную жилую площадь по числу членов его семьи на даче бывш. Кузьменко в Симеизе. За занимаемую им же жилплощадь сверх нормы вам надлежит получить с гр. Кузьменко по существующим ставкам.
Директор ЮККУ -Добров, Зав АРО ЮККУ Абкин, управделами Ковалёв. 06-01-19266.

Сейчас дача Кузьменко “Нюкта” – многоквартирный жилой дом.



Источники

1 Щербаков, Д.И. “Лименский выход изверженных пород”//Известия Санкт- Петербургского политехнического института. Отдел технический, естественный и математический. 1914, т. 21, вып.2, с. 637-660; Он же. “Зеленокаменные породы Алупки”. //Известия политехнического института. Отдел технический. естественный и математический .1915 т. 23, вып. 1, с. 195-206.

2 См.: Дмитрий Иванович Щербаков 1893-1966. Жизнь и деятельность. М., 1969 г.; Дмитрий Иванович Щербаков . Краткий биографический очерк. с. 9-12; И. И. Пузанов. По нехоженому Крыму, с. 89-98; Б.А. Федорович На “Малой землице” Крыма в годы гражданской войны. с . 131-135; В.Д. Щербакова. Вспоминая былое… с. 230-236.

3 Московский журнал истории государства Россиийского

4 ГААРК ф. 529, оп. 1, д. 38, с. 140

5 ГААРК, Ф_Р 1128,, оп. 2, д. 52, с. 3. Договоры ЯРКУ с учреждениями и частными лицами и сдаче в аренду санаториев… 1922-1924.

6 ГААРК Ф_Р 1128, оп. 2, д. 731, с. 4.

Архивные фото

Современные фото

Карта из путеводителя В.М.Кузьменко "Новый Симеиз и его окрестности" (Москва, 1913)показать карту В.М.Кузьменкопоказать современную карту